Книга «Культура дизайна»

Книга Владислава Головача «Культура дизайна».
Культура дизайна
Влад — автор двух редакций книги «Как мыть слона» — http://uibook2.usethics.ru/. С этих книг началось моё знакомство с интерфейсами и проектированием.

Долгое время я ничего не слышал про Влада и деятельность его компании. Но в прошлом году вышла его новая книга. В этот раз уже не про интерфейсы, а дизайн. Книга, как и предыдущие, доступна для бесплатного скачивания на его сайте, где находится актуальная версия. Сейчас это четвёртая, я читал первую.
http://designculture.exmachina.ru/

Люблю иронию и лёгкий снобизм, хотя от последнего стараюсь постепенно отказываться. Автор же не отказывается, и вся книга щедро сдобрена и тем и другим. Особенно это заметно в отношении пролетариев, которых Влад любя называет «пролы».

Книга представляет собой некий исторический экскурс в дизайн. Этим она мне напомнила «Объекты желания» Адриана Форти, которого я, каюсь, не дочитал. «Культура дизайна» в разы короче, легко прочитать за вечер. Книгу дополняет интерактивная лента на сайте, которая рассказывает о важных вехах в истории дизайна. Можно после прочтения её полистать.

Многие замечают обилие безвкусных вывесок, фасадов зданий и т. д. Влад говорит, что примерно к 80-м года умерла визуальная культура. Так случилось, потому что к этому времени умерли её носители. Их вкус формировался на дореволюционных образцах, и у них были хорошие учителя. Взять те же первые станции метро, которые строили в 30-е годы, и сравнить с построенными в 80-е. Первыми восхищаются, гордятся и показывают всем иностранцам, про вторые скромно умалчивают.

Культура в данном случае это мировоззрение и система координат. Например, заказчик надписи может ничего не знать о качестве набора, но если он привык видеть только хорошие надписи, он забеспокоится, если ему принесут плохую. Без этой культуры — а значит, без культурных ориентиров — он вполне может принять плохую надпись, поскольку не знает, что она плохая.

Как в сломанном телефоне, культура дизайна исказилась. Новая смена равнялась не на оригинал, а на его «копию» предыдущего поколения. Плюс сказалось то, что страна была буквально отрезана от мира.

С каждым годом заказчиков, способных опознать качественную работу профессионального художника, становилось все меньше. Соответственно меньше становилось художников, готовых вкладываться по полной и метать бисер перед свиньями. Средний уровень снижался, идеал заказчиков формировался уже на более низком уровне. Этот цикл повторился несколько раз и теперь мы имеем то, что имеем.

Дизайну современной России всего с десяток лет.

Поэтому многие талантливые, работоспособные и профессионально грамотные дизайнеры в нашей стране практически некультурны — например, они более-менее понимают, как текущий дизайн изменился за последние годы, но не понимают, почему он изменился и изменяется.

Это плохо тем, что мы лишь копируем чужой дизайн, не чувствуя его. Мы его не пережили. Не получится наглядевшись на красивые картинки хорошего дизайна стать хорошим дизайнером. Можно лишь увидеть изменения. А вот понять почему были те или иные изменения сложно. Но это нужно, чтобы развить культурность.

Автор даёт определение дизайна:

Дизайн – это деятельность, направленная на улучшение потребительских/продающих свойств артефакта, превышающее себестоимость/трудозатраты этого улучшения.

Не проблема сделать или улучшить артефакт. Проблема улучшить так, чтобы цена улучшения была больше цены этого процесса.

Можно противопоставить дизайн искусству в том, что дизайн делают для пользы других. Не для пользы создателя. В общем случае «другие» — это общество. Отсюда дизайн — отражение потребностей общества. Дизайн не существует сам по себе и не развивается сам по себе.

Дизайнеры влияют на дизайн меньше, чем их заказчики.

В отличии от искусства, у дизайна творцов всегда два — дизайнер и заказчик. Заказчик определяет когда дизайн выйдет в свет (и выйдет ли вообще).

Год появления на свет выдающегося дизайна – это скорее знак того, что наконец-то появился заказчик, способный оценить и поверить в такой дизайн, нежели сам год появления дизайна.

Первые образцы стиля появляются значительно раньше, чем формируется стиль. Дизайнеры развивают новый стиль, но заказчики пока не «созрели» и «не покупают» его.

Автор выделяет три вида дизайна: «дизайн, чтобы богаче», «дизайн, чтобы дешевле», «дизайн, чтобы лучше»:

  1. Делает артефакт как можно более ценным, чтобы повысить его дорогостоимость.
  2. Делает артефакт максимально общедоступным (обычно — дешёвым). Артефакты с таким дизайном обычно окупаются на обороте, а не на марже.
  3. Делает артефакт лучше работающим или вообще возможным.

В середине 19-го века начал складываться дизайн, чтобы дешевле: некоторые товары, ранее доступные только богатым, стали доступны всем.

Ранее «эти нищеброды» не могли позволить себе ничего; внезапно появилось множество людей, которые могли себе позволить хоть чуточку. Так, фактически впервые, появился массовый рынок. […] Существенно оформилась и даже стала частично популярной точка зрения, согласно которой «эти нищеброды» являются вполне полноправными людьми. Сейчас эта идея превалирует, но так было не всегда, более того, большую часть времени она была чрезвычайно оригинальной. В политическом плане эта концепция оформилась в социализм и связанные с ним движения.

Прогресс развивался так, что стало возможным создавать продукты, которые лучше благодаря дизайну, но не дороже в производстве.

Сейчас социальную исключительность демонстрируют, например, с помощью наручных часов оскорбительной стоимости. Не надо думать, что богатые — дураки; цена часов патриарха, уверен, раздражает его также, как и прихожан, но без часов прихожане с баблом его могут не так понять. В следующий раз, когда прочтёте о том, что некий миллиардер носит часы за 30$, не верьте в его демократичность и простоту — это всего лишь значит, что он достиг уровня известности/влиятельности, при котором он уже может перестать оскорблять свою жадность ношением дурацких часов. Президент Обама, как известно, носит часы за 300$, что гораздо меньше стоимости часов многих офисных работников. Первому, в отличие от последних, уже не нужно демонстрировать статус.

Механизация изменила представление о качестве обработки материалов. Машина выполняет технологические операции точнее человека. Поэтому сейчас о дорогом и качественном иногда говорит несовершенство работы. Сработано грубо — сделано человеком. А его труд стоит дороже, и поэтому продукт стал более ценным. Можно вещать метку «Hand made».

Посуда ручной работы

Автор говорит, что средний потребитель не имеет вкуса и не может выбрать товар с хорошим дизайном. При этом вполне себе хочет. Эта проблема решается покупкой самого дорого предмета в рамках бюджета. Но если предмет будет просто дорогой, то окружающие могут не оценить «ценность», т. к. они тоже не имеют вкуса. Поэтому продукт должен быть не только с высокой ценой, но и узнаваемо дорогим.

Отсюда культ бирки или узнаваемого орнамента вроде луивиттоновского, и полчища женщин со скучными и поразительно однообразными сумками. По причинам, описанным выше, культ бирки встречается почти исключительно у новых богатых (считается, что настоящий аристократ может отличить хорошее и дорогое без бирки).

Как автор говорил ранее, у дизайна два творца. У массового — вторая сторона это общество. Поэтому искусство могут одобрять несколько ценителей с толстым кошельком, но в дизайне нужна поддержа и одобрение обществом.

Дизайн, не понимаемый и не принимаемый обществом – неудачен.

Характеристики направлений

Классицизм
(Всегда) Апелляция к известному эталону высокого стиля или большого культурного значения.
(Обычно) Пышность.
(Почти всегда) Совершенство техники.
(Почти всегда) Звериная серьёзность
(Обычно) Традиционность исполнения.

Романтизм
(Всегда) Намеренная, нарочитая оригинальность.. Раз личность творца уникальна, должен быть уникален и результат его работы.
(Обычно) Низкое владение техникой. «Я и так хорош, зачем мне ещё и мастерство?»
(Почти всегда) Сентиментальность. Артефакт передаёт чувства, либо по нему видно, что творец какие-то чувства испытывал.

Модернизм
(Всегда) Нарочитая простота. Просто — значит дёшево. И пролетарии поймут!
(Обычно) Низкое владение техникой или форма, выбранная таким образом, что высокой техники не нужно вовсе.
(Всегда) Отсутствие орнаментировки.
(Всегда) Т. н. «честность», т. е. обнажённость конструкции.

Постмодернизм
(Всегда) Апелляция к известному эталону, но эталон обязательно невысокого стиля (например, из массовой культуры).
(Всегда) Ирония. (Иногда) Цинизм.
(Часто) Обнажённость конструкции, но конструкция при этом покрыта орнаментировкой. Только эта комбинация не встречается до постмодернизма (до модернизма конструкцию скрывали, в модернизме выпячивали, но не украшали). Точный аналог такого явления, как татуировка на крестце.
(Часто) Нарочитое богатство исполнения.

Про инфографику: сейчас она популярна, но век назад такое бы не случилось.

  1. Все, кто мог осознавать информацию, были достаточно образованы, чтобы понять её и не в инфографической форме.
  2. Никто не волновался из-за того, что сырое, неинфографическое представление воспринимается медленнее – спешка серьёзному человеку того времени была совершенно неприлична.

Постмодернизм спас дизайнеров – вместо дизайна для нищих они стали заниматься дизайном для нищих духом.

В итоге можно делать дизайн, в котором, кроме иронии, нет ничего. Например, что сейчас можно «надизайнить»:

  • Коврик в виде кляксы или лужи
  • Коврик в виде меловых контуров тела (как в кинодетективе!)
  • Коврик в виде глаза/уха/ладони или любой другой части тела простой и узнаваемой формы
  • Коврик с надписью «Это коврик»
  • Коврик с надписью «Опасно для жизни»
  • Коврик в виде люка
  • Коврик с нанесёнными на него знаками дорожной разметки
  • Коврик в виде окна
  • Коврик, на котором напечатан лежащий котик.

Характерная черта такого постмодернистского дизайна – его можно передать словами. В нём нет ничего кроме «Гы, прикольно!».

Фига с маслом

И большой кусок про следование алгоритмам и правилам:

[… ] Другая черта (особенно в отечественных реалиях) – искренняя вера не просто в алгоритм работы, а в незыблемость чужого пророческого алгоритма. Прочитал интеллектуально экономный дизайнер в книге (того же Чихольда), что висячие строки — грех и после этого висячие строки всюду вымарывает и ругает, даже если они делают страницу живее (такие случаи бывают). Дизайнер, оценивающий свою работу только по факту соблюдения требований, даже и разумных, что-то явно упускает. Как писал видный дизайнер-модернист Джордж Нельсон, невозможно постичь принцип, если вы озабочены только отысканием формул и приемов для подражания.

Дизайнер в поиске нового и лучшего бросает нарабатывать мастерство в традиции — и просто не научается делать в этой традиции что-то существенное. Вместо того чтобы стать настоящим носителем традиции, он довольствуется лишь знанием её правил и технологии и не способен делать живые работы.
Дизайнер удовлетворяется одной единственной традицией – хотя определённая творческая свобода появляется только у тех, кто владеет двумя или больше.

Цитаты

Практика показывает, что культурным человеком быть приятнее, потому что видишь вокруг гораздо больше интересного.Люди, продвигавшие технический прогресс, будь то ради получения прибыли или как учёные, не были дизайнерами, во всяком случае, сами не считали себя таковыми и не воспринимались так другими. Однако по сумме вклада в предметный мир многие из них, безусловно, оказываются гораздо важнее даже самых именитых дизайнеров.

Изначально (в конце позапрошлого века), когда формировался фенотип современной пиджачной пары, их шили на заказ или по крайней мере подгоняли по фигуре заготовку. И то, и другое живо и сегодня, но пролетарии об этом не знают и возможностью подгонки не пользуются. Классовое деление заметно даже не очень тренированному взгляду — одни брюки/пиджаки сидят, другие — висят.

Дизайн для нищих духом дело хорошее, с какой стороны не посмотри. Если подходить с моральных позиций, он хорош, потому что людей, начисто лишённых воображения, очень жалко, нужно сделать их жизнь приятнее. Если с аморальных — тоже неплохо, ведь деньги переходят в карман более достойного. Приятно, что дизайну для нищих духом уготована долгая судьба, просто потому, что его потребители, простецы, самовоспроизводятся. Но немного досадно, что сейчас это убожество – самое заметное проявление социализма и гуманистического мировоззрения вообще.

Судя по всему, вакханалия «традиционного» качества с нами надолго. Остаётся надеяться, что с повышением градуса традиционности качество не упадёт (например, проводя летом 2013 года исследования качества кваса в московских магазинах, я обнаружил, что чем гаже квас, тем больше отсылок к традиционности на его этикетке).

От бедности технологических возможностей Лукас и его команда обратились к Art Deco, создав воображаемую вселенную, эстетически замкнутую в предметном мире тридцатых.

«Плоский дизайн» в интерфейсах хорош не потому, что он плоский и не потому, что он хороший, а потому, что дизайн интерфейсов был неплоским слишком долго. Как только пройдёт достаточно времени, он перестанет быть хорошим. В этом смысле гораздо продуктивнее думать не о том, какой дизайн хорош, а о том, какой дизайн хорош сейчас и будет хорош ещё хотя бы пару лет.

Профессионал отличается от любителя тем, что он работает ради денег (что не отрицает удовольствия от работы). Любитель может не думать о КПД своей работы, о соотношении затраченного времени и усилий к результату. Работа же профессионала без забот о КПД очень быстро станет нерентабельной. Лучше всего – делать как можно меньше, зарабатывая как можно больше.

Оценка по интересности и лёгкости чтения: 7/10.

01 апреля 2015
Рубрика: книги | Теги: | Комментарии к записи Книга «Культура дизайна» отключены

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: